Музыкальное сопровождение

Написанием оригинального музыкального ряда занимался композитор Картер Бёруэлл, участник почти всех фильмов Коэнов. Во время создания сценария братья уже держали в голове несколько песен: «Just Dropped In (to See What Condition My Condition Was in)» Кенни Роджерса, кавер-версию «Hotel California» от Gipsy Kings и некоторые песни Creedence Clearwater Revival.

Остальную музыку для саундтрека они попросили подобрать Ти-Боуна Бёрнэта. Требовались песни разных жанров, написанные в разных периодах развития музыкальной индустрии, по словам Джоэла, «Ти-Боун настоял на такой экзотике как Има Сумак и Генри Манчини».

Бёрнэту пришлось договариваться о защите авторских прав на песни Кенни Роджерса, Кэптэйна Бифхарта, Gipsy Kings, Moondog и довольно-таки малоизвестной баллады Боба Дилана «The Man in Me».

Особенно тяжело шли переговоры за право использования песни Таунса ван Зандта «Dead Flowers», играющей во время финальных титров — бывший менеджер Rolling Stones Аллен Кляйн, обладающий правами, запросил 150 тыс. долларов.

Бёрнэт пригласил Кляйна на просмотр черновых материалов фильма, и тому они настолько понравились, что в итоге он согласился отдать песню за меньшую сумму.

Изначально Бёрнета включили в титры как «Управляющего музыкой», но он попросил изменить свою роль на «Архивариуса музыки», поскольку негативно относится к понятию управления: «Я не хочу, чтобы кто-то думал обо мне как о деятеле менеджмента».

Музыка в фильме имеет не просто фоновое значение, в некоторых местах она используется с целью более полного раскрытия сюжета и реализации шуток. Например, с помощью «Peaceful Easy Feeling» авторами высмеивается стереотипное мнение о том, что все чернокожие люди любят рэп и ненавидят кантри — чернокожий таксист в гневе выгоняет Чувака из машины за неуважение к кантри-группе Eagles.

Джоэл отмечал, что «музыка, как и все другие элементы фильма, должна отражать ретро-составляющую конца 1960-х — начала 1970-х годов». Каждому герою соответствует своя музыкальная тема.

К примеру, песня Боба Нолана «Tumbling Tumbleweeds» специально подбиралась для рассказчика, а «Lujon» Генри Манчини ещё на стадии подготовки сценария предназначалась Джеки Трихорну. «Немецким нигилистам аккомпанирует техно-поп, Джефу Бриджесу — Кридэнс. Таким образом, музыка отражает характерные черты каждого из персонажей» — вспоминал в интервью Итан.

Опрос

Вам нравится фильм «Большой Лебовски»?