Авторизация



Самая подробная информация замена коленного сустава в израиле у нас на сайте. . установка дверей киев

Истоки

Образы главных героев создавались на основе реально существующих людей. В частности, Чувак был срисован с Джеффа Дауда, промоутера независимого кино, с которым братья Коэн познакомились ещё во время поисков дистрибьютора для фильма «Просто кровь».

Дауд точно так же являлся членом «Сиэтлской семёрки», любил коктейль «Белый русский» и в своём кругу именовался «Чуваком». В какой-то мере на образ главного героя повлиял Питер Икслин (англ. Peter Exline), знакомый братьев Коэн, живший в захламлённой квартире и с уважением относившийся к небольшому ковру, «задававшему стиль всей комнате». С Коэнами Икслина познакомил Барри Зонненфельд, его сокурсник по Нью-Йоркскому университету, и те стали близкими друзьями.

В 1989 году он рассказал режиссёрам множество забавных случаев из жизни, некоторые из которых впоследствии были отражены в фильме. Например, Икслин поведал им историю о том, как он вместе со своим приятелем Льюисом Абернэти (англ. Lewis Abernathy), тоже ветераном Вьетнамской войны, искал школьника, угнавшего его машину. Так же как и в фильме, машина была доставлена на стоянку полиции Лос-Анджелеса, и под водительским сиденьем обнаружилась домашняя работа ученика восьмого класса.

По жизни Икслин принимал участие в любительском чемпионате по софтболу, но в сценарии этот вид спорта заменили на боулинг, потому что, как сказал в интервью Итан Коэн, «это очень дружеский спорт, где можно просто сидеть, пить и курить, попутно участвуя в пустой непринуждённой беседе». Одним из прототипов Уолтера Собчака стал известный кинорежиссёр и сценарист Джон Милиус, с которым Коэны познакомились во время съёмок фильма «Бартон Финк». Он тоже испытывал любовь к огнестрельному оружию и считал себя ярым сторонником милитаризма.

По словам Джулианн Мур, типаж Мод Лебовски был навеян образами авангардных художниц Кароли Шнееман, которая тоже «работала обнажённой и подвешенной к потолку», и Йоко Оно. Персонаж Иисус Кинтана заимствован из театрального представления «Mi Puta Vida» — братья Коэн случайно стали его свидетелями в 1988 году, и Джон Туртурро играл там точно такого же героя с педерастическими склонностями. «Мы решили сделать Туртурро педерастом. Эта роль у него действительно хорошо выйдет» — вспоминал в интервью Джоэл Коэн.

Основная сюжетная линия составлялась под впечатлением от детективных романов Рэймонда Чандлера, в определённой степени фильм можно считать экранизацией книги «Глубокий сон» (1939). Итан Коэн говорил: «Мы хотели сделать что-нибудь, что имело бы повествовательную структуру — этакую современную интерпретацию сюжета Рэймонда Чандлера, именно поэтому местом действия был выбран Лос-Анджелес.

Хотелось воссоздать ту форму рассказа, присутствующую в книге Чандлера, где события разворачиваются в разных частях города и затрагивают людей разных сословий». Необходимость в закадровом голосе незнакомца была вызвана тем фактом, что сценарий писался не с нуля, а являл собой переработку литературного произведения. Как отмечал Итан Коэн: «В какой-то мере он заменяет аудиторию слушателей.

У Чандлера рассказчик был одним из главных героев, ведущим повествование, всё время находясь за кадром, но мы не хотели воспроизводить это настолько буквально. Это всё равно что некто сидит рядом с вами и комментирует происходящее в фильме, находясь при этом в вашем поле зрения. И в то же время придаёт повествованию житейскую приземлённость Марка Твена».

Присутствие в фильме боулинга, по словам Джоэла, обусловлено стремлением отразить период конца 1950-х — начала 1960-х годов. «Боулинг обеспечил ретро-составляющую фильма, своеобразный анахронизм, уносящий нас не в такую уж и далёкую эпоху, но, тем не менее, безвозвратно ушедшую».

Опрос

Вам нравится фильм «Большой Лебовски»?